T-off

Share:
Photo by Austin Distel on Unsplash

«Божественная простота»

Есть смысл, надеюсь в последний раз, поговорить про бизнесмена Т-оффа, одного из главных опереточных фигур страны.

За последние три недели означенный пассажир стал участником спектакля «добровольно-принудительного» выкупа активов по цензурным соображением. Он (а скорее правильное доверенное лицо) долго ломал руки, писал о неправильных русских, которые «ему не нужны», приводил смелые сравнения под стать своим коллегам с сопредельных территорий.

После чего, якобы, передал свою долю в российском бизнесе и забрав драгоценный бренд «Tinkoff».

Подвели хромающую на все ножки базу под дорогостоящий выкуп акций.

Так сказать, сочетание приятного с бесполезным: и актив передали на хранение в сберкассу (на BVI) и объяснили гражданам, как они своим невероятным возмущением поуправляли реальностью (никак).

Теперь можно расслабиться и вспомнить о судьбе островного бизнесмена.

Мы неоднократно по разным поводам обращались к его нелегкой судьбе. Каждый раз находя там определенные выдающиеся детали.

Если кратко пройтись по основным точкам, то получится безрадостная картина: он не совсем бизнесмен, к РФ не имеет никакого отношения и выполняет худо-бедно на три с минусом PR- функции основных акционеров его банковской структуры. Тоже, кстати, виртуальной.

Образ Т-оффа, скандального самоучки с приключенческой жилкой (для любознательных студентов), сделан по лекалам Ричарда Брэнсона, англо-американского бизнесмена долгие годы прикрывающего собой государственную кооперацию двух атлантических партнеров.

Т-оффа выбирали совсем не за креативность. Что в 2000-х выплыло на поверхность, то и взяли.

Аутентичность и экстравагантность, собственно, нужны только для отвлечения внимания и спроса на услуги. Больше там ловить нечего.

Хотите узнать больше о Virgin Group? Пожалуйста, без проблем — читайте мемуары 71-летнего хиппи об «успешном успехе».

Реальность, к сожалению, попроще и пострашней. Это закрытый конгломерат совершенно разноплановых бизнесов, скупающих по всему миру интеллектуальную собственность и передающий ее в руки крупных государственных монополий. На этом топливе всё и работает.

Брэнсон один из самых ярких космополитов в своей среде. Хотя компания британская, у него много инвестиций за океаном. По этому поводу даже разворачивалось расследование, зашедшее в тупик — компания частная, что хочу то и делаю!

«Непатриотично» сказал британский гражданин и был прав. Действительно, задача Брэнсона не во внешней доходности. Он даже может банкротиться, что регулярно и делает с разными частями своего бизнеса. Тем не менее, приличия он вынужден соблюдать и тут.

Случай Т-оффа в очередной раз вызвал масштабную дискуссию про неблагодарный отечественный бизнес, который не только отказывается сотрудничать с государством в критические моменты его земного существования, но и без повода оскорбляет клиентов.

Отечественные СМИ очень любят вывески в широком смысле слова. Кто кого как назвал и что имел в виду.

Неплохо было стряхнуть пыль с определений. Ведь мы знаем, что большая часть споров лежит в области дефиниций.

Как на самом деле определить патриотичность или непатриотичность бизнеса?

Здесь никогда не нужно смотреть на риторику, поздравления и ритуалы. Все это делается для отвлечения внимания и рекламы. Единственный критерий патриотически настроенного бизнеса — налогообложение в целевой стране.

Всё, больше ничего нет и быть не может.

Остальные достижения вторичны. Создавать рабочие места, предлагать современные сервисы, развивать «интеллектуальный климат» и т. д. и т. п. — производные от основного фактора.

Куда платят, к тому чувства и испытывают.

Если стратегия заключается в развитии территории и договоренности с государством, то по умолчанию мы будем видеть уважение к структурам и потребителям на этой территории. Если мы никак не зависим от конкретного рынка, то в любой момент можем услышать нелицеприятные слова в адрес кого угодно.

Кто главные налогоплательщики в РФ?

Можно посмотреть любую сводку топ-50 по годам. Там примерно одни и те же имена два десятка лет подряд.

Государственные монополии, инфраструктура, энергетика и производственники. Другими словами те, кто не может быть экстерриториальным.

Все бизнесы, не привязанные к «земле» выбирают другую налоговую базу. Сделано это совершенно не случайно в том числе и теми, кто такие возможности предлагает.

Разумеется, первую скрипку здесь играют регуляторы самой территории.

В США, например, бизнес после достижения определенных оборотов не может быть оффшорным (даже если он из Денвера). Потому что он представляет определенную долю экономики или встраивается в цепочки поставок государства или, хуже того, ВПК.

Исключения бывают, скажем Microsoft, но это означает только более плотный контроль оффшорных операций для обеспечения рыночной доли в мире. Чем-то всегда нужно жертвовать.

Похожие ограничения действуют во Франции, Испании и, конечно же, в КНР.

Почему возможны и даже желательны претензии к Virgin Group, но до недавнего времени совершенно экзотическим выглядело рассуждать о налоговом резидентстве крупных банковских структур, онлайн-поисковиков или частной космонавтики в РФ?

В том числе и потому, что до сих пор нет соответствующих ограничений. Хотите работать в этой стране — без проблем. Все доходы учитываются здесь же.