Serve and Protect

Share:

«Вооружен значит защищен»

Почему президенты США так не любят бренчать оружием в своих руках, но с такой охотой демонстрируют возможность его применения?

Заглянем в историю.

Кто бы что не говорил, а у Америки не так много традиций, сохранившихся со времени «отцов основателей». Старая конституция или федерализация законодательства — слишком общие понятия, чтобы говорить о них, как о чем-то застывшем в граните. Впрочем, есть несколько черт, прослеживающихся от независимости вплоть до 2022 года. Скорее всего, они сохраняться и в дальнейшем. Ибо составляют ДНК всей понятийной системы этого крайне специфичного государства.

Одна из этих черт — настороженное отношение к вооруженным силам.

Если полистать на досуге «Federalist papers», то выяснится любопытная деталь. Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Джеймс Мэдисон (впрочем, как и все остальные за ними) избегали построения государства с развитой военной культурой. Говорится об этом в явном виде.

Граждане должны быть вооружены и служить своей стране, когда потребуется ее защищать, однако необходимо держаться подальше от примеров Пруссии времен Фридриха Великого или Османской империи с их культом офицерской преданности и чести.

Подобное положение ведет к созданию закрытой касты воинов, вынужденно претендующих на кусок пирога в государственном управлении, а, значит, (очень важный момент) способной на неожиданный coup d’etat. Они могли бы, в свою очередь, противостоять перевороту существующей, не милитаризованной элиты.

Осуществленная на тот момент мечта отцов основателей выглядела, как гражданская милиция, позднее оформленная в Национальную Гвардию. Призывные процедуры с обучением базовым навыкам + Вторая поправка сбалансируют отсутствие профессиональных войск. До поры до времени.

Подход, не лишенный своей логики, но предполагающий значительный мобилизационный ресурс каждый раз, когда возникает подобная потребность.

Скажем, в Войне 1812 года, призвано было порядка четверти взрослых мужчин. В Мексиканской Войне поучаствовала примерно десятая часть подходящих мужчин — 79000 человек из 850000, возрастом от 20 до 39 лет.

Гораздо интереснее выглядят цифры Гражданской войны. Примерно 2,2 миллиона сражающихся, в то время как количество белых мужчин в возрасте от 20 до 29 лет составляло 2,46 миллиона человек.

Где место эстеблишмента в этой конструкции?

С одной стороны, универсальность военного опыта касалось каждого. У Южан. С другой — ответом на тотальный призыв явилось ноу-хау Северян: любой призывник может избежать отправки на фронт за $300 или представить вместо себя волонтера.

Возникла идея «удобной войны», в которой должны погибать не те, кто ее развязал. Это вызвало ответную реакцию, включая бунты вынужденных служить рабочих крупных городов, например, Нью-Йорка.

От поправок выкупа мест отказались, впрочем и Гражданская война подходила к концу.

Следующая война, Испано-американская 1898 года, далась гораздо легче именно по причине взрывного роста населения США. Теперь 300000 участников выбирались из 14 миллионов подходящих кандидатов. Большая часть нижних чинов были недавними американцами.

Для участия в ПМВ набралось 4,7 миллиона человек, при общей численности мужского населения старше 21 года в 32,3 миллиона.

Первый раз после Гражданской войны понадобился призыв, затронувший каждого 6-го мужчину призывного возраста.

Благородное чувство защиты мировой демократии (да-да, уже тогда Вудро Вилсон предложил формулировку, ставшую впоследствии стандартом) должно было привлечь образованных и идеалистически настроенных молодых людей из хороших семей.

Сейчас такое было бы странно услышать от кого угодно по обе стороны океана :-)

Отношение к военной службе как к чему-то, что должно цениться и поощряться всеми классами, было хорошо выражено в решении Верховного суда от 1918 года, подтверждающем конституционность призыва в Первую мировую войну. Ставился и такой вопрос.

В деле Арвер vs. Соединенных Штатов председатель Верховного суда Эдвард Д. Уайт признал службу для гражданина «выполнением его высшего и благородного долга по содействию защите прав и чести нации в результате войны, объявленной представительным органом этого народа».

Другими словами, т.к. правительство — представительный орган народа — объявило войну, долг гражданина — внести свой вклад в эту войну, в защиту прав и чести нации.

Впрочем и тут действовали некоторые льготы и лазейки для выдающихся граждан, способных переждать войну в третьих странах или получить отвод.

Продолжение воспоследует…

https://telegram.me/mikaprok